Двор Ангела — это не что иное, как двор-колодец, необычной формы. Двор имеет вход через арку и расположен в самом-самом-самом центре Санкт-Петербурга.

Двор Ангела Петербург

Уникален он по нескольким причинам:

1. Своей формой. Возможно это самый “острый” “двор духов”. Если посмотреть вверх, очертания похожи на крылья (атеисты видят поломанный дельтаплан).

2. Вход в “Двор Ангела” через оригинальную арку. Свод у нее низкий, а проход широкий.

3. Двор имеет пять углов. “Пять углов” среди “дворов духов”.

4. С этим двором связаны две народные легенды. Первая, традиционная — исполнение желаний. Для этого нужно встать под аркой и загадать желание. Если оно действительно самое заветное, то оно исполнится.
Вторая легенда утверждает, что в этом дворе можно увидеть Ангела. Показывается он редко и только тем людям, которые загадали действительно самое заветное свое желание. На стенах дворика периодически появляются мистические рисунки и символы, помогающие Ангелу показаться. К сожалению (или к счастью), их ударными темпами закрашивают атеисты-коммунальщики.

Заветные желания загадываются под аркой, а что бы увидеть Ангела, нужно соблюсти целый ритуал. Встать спиной в правый или левый угол, закрыть глаза, медленно поднять голову вверх, а затем одновременно их открыть. Если не увидели с первого раза, дальнейшие попытки бесполезны. Возможно Вам повезет в следующий раз. Одни люди видят Ангела из левого угла, другие из правого. Видимо, необходимо еще и угадать “свой угол”.

В 1828-1829 годах году на территории Новой Голландии в западной части комплекса по проекту архитектора военного ведомства Александра Штауберта была построена Морская тюрьма.

Морская Тюрьма Петербург легенды

Уже во время проектирования сам архитектор называл круглое в плане сооружение «Башней». Говорят, что это название было распространено в Петербурге. В процессе бытования и передачи из уст в уста оно уточнялось. В конце концов фольклор остановился на варианте «Бутылка», не в последнюю очередь благодаря схожести звучания с названием подобного исправительного учреждения в Москве.

В нескончаемом диалоге двух столиц прозвучала новая реплика: «В Москве Бутырка, в Питере – бутылка». Так это или нет, но Петербург даже этимологию известного выражения «Не лезь в бутылку» присваивает себе. По-питерски – это значит вести себя достойно, благоразумно, не нарываться на неприятности, иначе можно оказаться в ней, в «Бутылке».

Самая первая набережная Петербурга – Петровская. Она расположена на правом берегу Невы между Петроградской набережной и Троицким мостом.

первая набережная Петербурга – Петровская

Первое сооружение возникло здесь в 1703 г. – домик Петра. Небольшой деревянный дворец, построенный для царя, стал первым жилым зданием города. Неподалеку от него выросли деревянные постройки подвижников царя, не сохранившиеся до наших дней. В одной из них, доме П.П. Шафирова, до 1727 г. располагалась Петербургская Академия наук. В последующие годы Петровская набережная активно застраивалась складами.

Здесь был организован первый морской порт Петербурга, позже перенесенный на Стрелку Васильевского острова. По городской легенде, именно сюда прибыло первое торговое судно из Голландии под управлением Петра I. Царь пригласил шкипера на обед. Последний даже не догадывался, что это первый человек государства: ни манеры, ни облик дворца, ни скромные интерьеры – ничто не выдавало русского царя. Находясь в заблуждении, он попытался продать нелепые безделушки царю и его супруге, отпуская в ее адрес скабрезные шуточки. Когда же ситуация прояснилась, шкипер упал в ноги Петра Великого и умолял сохранить ему жизнь. Царь оказался настолько милостив, что не только скупил все предложенные товары, но и не раз приглашал незадачливого голландца в гости.

В 1872 г. рядом с домиком Петра I разбили сад, для которого скульптор П.П. Забелло изготовил бюст царя. В 1897-1903 гг. через Неву был перекинут Троицкий мост, следом за этим Петровская набережная была одета в гранит (арх. Л.И. Новиков и инж. Ф.Г. Зброжек).
Самым примечательным местом стал спуск к реке напротив домика Петра, устроенный по подобию спуска перед Горным институтом. В 1907 г. на гранитных постаментах появились скульптуры мифологических персонажей «Ши-Цза», доставленные из Гирина (Маньчжурия). Приобретенные на личные средства государственного деятеля Н. Гродекова, китайские собаки-львы, или «китайские лягушки», удачно завершили композицию спуска.

В 1913 г. закончили строительство дворца Великого князя Николая Николаевича (арх. А. Хренов), С 1985 по 2000 г. здесь находился один из самых пышных и изящных Дворцов бракосочетания Петербурга. Ныне – резиденция Полномочного представителя Президента РФ по Северо-Западному федеральному округу.

В 30-х гг. XX в. на Петровской набережной выросли многоэтажные дома, определившие ее архитектурный облик. Здесь жили известнейшие личности: артисты, писатели, военные.

В 1948 г. на «малой стрелке» (пересечение Петровской и Петроградской набережных) навечно пришвартовали крейсер «Аврора». Сегодня символ революции 1917 г. – филиал Военно-морского музея, в экспозиции которого собрана вся столетняя история не только самого легендарного крейсера, но и российской корабельной техники.

В 1907 г. на Петровской набережной появились заграничные гости – китайские Ши-цза. Эти статуи – редкий для Санкт-Петербурга образец монументальной скульптуры Китая.

Ши-цза петербург

Эти мифологические львы-лягушки до переезда в Петербург находились в Гирине (Маньчжурия), где почитались как стражники семейного очага: один из львов – отец (в его лапе – шар, который символизирует буддийские знания, по преданию, он может исполнят желания и несет свет во тьму), другой – мать с детенышем под передней лапой. Их планировалось установить в храме-молельне, построенном генералом Чаном. Однако после его смерти новый губернатор города решил сделать подарок Н.И. Гродекову, служившему генерал-губернатором в Приамурье. Он, в свою очередь, передал диковинные статуи в Петербург.

Более того, он за свои деньги перевез изваяния, что обошлось ему в 1000 руб. Из Гирина львов довезли железной дорогой до Владивостока, а там перегрузили на пароход «Соперник», на котором китайский дар и прибыл в Петербург 4 сентября 1907 г.
В 1903 г. Петровскую набережную одели в гранит (арх. Л.И. Новиков и инж. Ф.Г. Зброжек), а справа от домика Петра I организовали красивый спуск к Неве. После того как дар китайского губернатора доставили в Петербург, спуск по обеим сторонам украсили привезенными львами, на массивных постаментах которых выбили благодарственную надпись: «Дар генерала от инфантерии Н.И. Гродекова».

При установке ши-цза консультантом выступил архитектор Л.Н. Бенуа, считавший, что место для статуй, представляющих несомненный художественный интерес, выбрано максимально удачно.

В переводе с китайского «ши-цза» означает «лев». Однако, выглядят эти фантастические звери весьма примечательно, не как обычные львы. В Китае подобные существа обычно ставились у входа в императорский дворец, храм или кладбище. Гранитные статуи имеют выразительный силуэт со своеобразной пластикой: большая голова, широкая морда, множество острых зубов, не по-львиному сильные ноги и выпуклая грудь.

Статуи вырублены из цельного куска маньчжурского гранита. Вес каждой из них – 2400 кг, высота – 4,5 м.

На статуях есть надпись, сделанная на китайском. Перевод сделал П.С. Попов, приват-доцент Петербургского университета: «Сей лев сделан в Гирине в счастливый день 10 месяца 32 года ныне царствующего императора династии Дай-Цин (по нашему летоисчислению – ноябрь 1906 г.), годы правления которого называются Гуан-сюй, или продолжение славного царствования».

Во времена Петра I на берегу Невы, там, где сегодня высится Смольный собор, некогда находились смоляные дворы, на которых варили смолу для Адмиралтейской верфи.

СМОЛЬНЫЙ СОБОР

Незадолго до своего 40-летия Елизавета Петровна повелела разработать проект монастыря, в котором собралась провести последние дни жизни в качестве настоятельницы.

По ее указу, в 1749 г. Франческо Бартоломео Растрелли начал разрабатывать проект Воскресенского Новодевичьего монастыря для 120 девиц из благородных семей. Для каждой из них требовались отдельные апартаменты с комнатой для прислуги, кухней и кладовой. Для себя же императрица повелела выстроить отдельный дом.

Место для монастыря Елизавета выбрала не случайно. Неподалеку от Смоляного двора Петр I выстроил для своей дочери дворец, который называли Девичьим. Собираясь уйти от мирских дел, императрица пожелала жить здесь же, в привычном месте. Из-за соседства со смольным двором ансамбль стали называть Смольным.

Доминанта Смольного ансамбля – удивительной красоты Смольный собор, сочетающий лаконичные элементы европейской архитектуры и характер древнерусского зодчества. По словам знатока архитектуры В.Я. Курбатова, Смольный – одно из совершейнейших сооружений позднего барокко.

Собор, окруженный угловыми церквами и корпусами, находится в центре монастырского двора. Устремленный ввысь, динамичный, он, благодаря пышному декору, пластичному сочетанию голубого цвета стен и белой лепки, выглядит особенно празднично и живописно.

С началом Семилетней войны строительство заморозили и возобновили лишь в 1765 г. по указу Екатерины II. Достройкой занимался Ю.М. Фельтен, Растрелли же, умерший в 1771 г., так и не увидел свое творение завершенным.

Новый зодчий отказался от некоторых деталей первоначального проекта. Так, Растрелли планировал возвести 140-метровую колокольню, которая должна была стать самой высокой в Российской империи.

Внутренняя отделка, которой занимался в 1832-1835 гг. В. Стасов, достаточно проста, но в то же время торжественна. Церковный зал отделан мрамором, установлены три громадных иконостаса, балюстрада перед алтарями выполнена из граненого хрусталя, а кафедру украшает искусная резьба. По рисунку архитектора была отлита одна из самых красивых оград Санкт-Петербурга, установленная вокруг собора.

Достраивали Смольный при Николае I. Общая протяженность строительства составила 87 лет – с 1748 по 1835 гг. Это самый долгосрочный проект в Петербурге.Освящение 94-метрового Смольного собора состоялось в 1835 г.

После революции храм был разграблен и превращен в склад. В 1990 г. в соборе открыли концертно-выставочный центр. По слухам, при строительстве собора в алтарной его части один из рабочих покончил жизнь самоубийством. Якобы Господь отвернулся от храма, и именно поэтому сегодня здесь не проходят богослужения.

24 октября 1714 года Петр I издал указ “О привозе на речных судах и сухим путем на возах приезжающим к Санкт-Петербургу по определенному числу диких камней”.

Указ о привозе "диких камней" в Петербург

Петр очень хотел видеть столицу каменной. Он использовал любую возможность для осуществления мечты. По указу с каждого воза взималось по три камня весом не менее пяти фунтов каждый (по два килограмма), а с речного судна – до тридцати камней весом по десять фунтов. Выполнить указ было трудно, но и платить гривну штрафа за каждый недостающий булыжник не хотелось…

Наибольшее количество камней было использовано для мощения улиц камнем (начато в 1716 году…окончено только в 1787 году) и для заливки огромной бетонной плиты для настройки штурманских приборов в районе устья реки Охта (1716-1722 годы).

Петровский указ о “диких камнях” был отменен только в 1778 году.

Рост Петербурга, возникновение первых промышленных предприятий, война со Швецией требовали хороших и удобных дорог для связи с городами России.

Как возник Невский проспект

Старый новгородский тракт проходил вдоль речки Лиги, примерно по нынешнему Лиговскому проспекту. Он связывал столицу не только с Новгородом, но и с Москвой. Жители будущего центра столицы добирались до него по трем дорогам. Дороги эти сходидись в районе современной улицы Салтыкова-Щедрина, где и начинался новгородский тракт. Никто эти дороги не прокладывал, были они узкими, извилистыми, очень неудобными для ездоков. Кроме того, они не обеспечивали прямой связи с Адмиралтейской судостроительной верфью. Петербург стал пионером в создании “прешпектив” – прямых, как стрела, дорог, достаточно широких, чтобы пропускать значительное количество верховых экипажей. Они должны были обеспечить максимально короткий путь в условиях оживленного сообщения Петербурга.

Такая “прешпектива” была проложена в 1715 году от Адмиралтейской верфи до Безымянного Ерика (нынешней Фонтанки). Так возник первый отрезок современного Невского проспекта.

Второй отрезок дороги не заставил себя долго ждать. 11 сентября 1719 года Петербургский генерал-полицмейстер Антон Девиер огласил именной указ следующего содержания: “… При Санктпетербурге от прешпективной дороги, которая из Адмиралтейской к Ямской слободе перешед подъемный мост чрез Фонтанную речку и от той прешпективой, где ныне улица подле дворов Аргамакова и генерал-майора господина Головина, быть той улице прешпективою”. Мы узнаем эту улицу сразу – отрезок нынешнего Невского от Фонтанки до площади Восстания. Так “прешпектива” получила продолжение, теперь уже непосредственно подойдя к Новгородской дороге.

Окончательное устройство проспекта не закончилось при жизни Петра. Наибольшие трудности вызывало устройство третей части магистрали – от реки Лиги до Александро-Невского монастыря, где болота переодически сводили на нет усилия градостроителей. Дорога не выдерживала большой нагрузки, и ее чуть ли не ежегодно приходилось ремонтировать. Но вскоре ее осушили и связали с основной частью. Эта часть дороги стала называться “Старо-Невским” – это неофициальное название осталось и по сей день.

Первое петербургское наводнение случилось через три месяца после закладки города – в ночь с 30 на 31 августа 1703 года.

Первое наводнение Санкт-Петербурга

Вода поднялась на два с лишним метра выше своего обычного уровня. Лагерь русских войск был затоплен и превратился “в непроходимое болото”; Нева унесла часть заготовленных для строительства Петропавловской крепости материалов.

Командовавший войсками князь А.И. Репнин озабоченно доносил Петру: “Зело, государь, у нас жестока погода с моря и набивает в нашем месте, где я стою с полками, воды аж до моего станишки… Жители здешние сказывают, что в нынешнем времени всегда то место заливает”. Но Петр стихии не убоялся, и на строительство новой столицы досадное происшествие никак не повлияло. Может, потому, что в петровское время, с 1703 по 1725 год, случилось, судя по статистике, всего десять наводнений.

Ян Фельтен был любимым поваром Петра I, его  мунд-кохом. С начальником ему повезло – Петр I ел мало, в еде был непревередлив, а гурманов откровенно высмеивал: “Какую пользу может принести тело отечеству, когда оно состоит из одного брюха!”

Лимбургский сыр Петра Первого

Царь любил щи, кашу, ветчину, сыр и жареную утку, с большим удовольствием ел молодой редис и особо отличал студень – без этого блюда не обходилась ни одна царская трапеза. За верную службу Петр пожаловал мунд-коху Фельтену дом в Стрельне, но и за провинности взыскивал с него по полной.

После обеда Петр обычно ел сыр с маслом. Подавали новые сыры, а початые – очень редко. Однажды царю подали лимбургский сыр, очень ему понравившийся. Закончив есть, государь достал из кармана инструмент, измерил остаток сыра и записал размеры на бумажку. Затем подозвал Фельтена, приказал ему убрать сыр и подавать его, пока не кончится. На следующий день за обедом Петр заметил, что кусок заметно уменьшился. Он опять достал инструмент и замерил сыр, а потом сравнил, что получилось, со исходной записью. Половины сыра недоставало. Тогда легко впадавший в гнев Петр Алексеевич поколотил Фельтена тростью. С тех пор с сыром проблем не возникало.

В том, что лучший с художественной точки зрения памятник Ленину находится перед Финляндским вокзалом, нет ничего удивительного.

Памятник Ленину

Астрологи, если бы это их заинтересовало, тут же углядели бы массу знаменательных совпадений. Финляндская железная дорога была открыта для регулярного сообщения в 1870 году – в год рождения Володи Ульянова. Улица, на которой стоит Финляндский вокзал с середины 19 века стала называться Симбирской, в честь небольшого губернского города, позднее, как известно, переименованного в Ульяновск.

В апреле 1917, вернувшись из Финляндии в Петроград, Ульянов-Ленин произнес историческую речь. Это событие решили увековечить, и в 1926 году перед зданием вокзала был установлен памятник. Авторы этого удачного монументального произведения С.А. Евсеев, В.А. Щуко и В.Г. Гельфрейх не знали, с кого лепить фигуру вождя мирового пролетариата, и позировать решился сам Щуко.

Первоначально памятник стоял недалеко от старого вокзала, но заштатный вид грязноватой привокзальной площади явно не соответствовал духу монумента. После войны площадь реконструировали, было построено новое здание Финляндского вокзала со знаменитой башней, на фоне которого очень хорошо смотрится фигура Ленина, перенесенная ближе к Неве и поднятая на пьедестал. Простершего руку Ильича не зря сравнивают с Медным всадником, памятник у Финляндского вокзала, безусловно стал символом своего времени, и также как Медный всадник вошел в фольклор.

Актуальное:

Последние Легенды

Добавить запись в соцсети